ИСТОРИЯ сел Медянского с/поселения

Медянка – село старинное.

 

Большое старинное село Медянка расположено по обе стороны небольшой речки одноименного названия. Сейчас оно является центром сельского Совета и усадьбы колхоза имени Ленина. Население сельского Совета проживает в основном в селе Медянка, в деревнях: Михино, Шарынино, Черемиска, Поляки. В настоящее время преимущественно из русских, лишь в деревне Мерекаи проживают татары: в XVII веке в деревне Черемиска проживали черемисы (мари), которые со временем обрусели.

Медянка – селение сравнительно древнее. По официальным данным, ему исполнилось 309 лет, возникло в 1661 году. Эта дата отмечена в архивных документах «Кунгурские акты». Фактически селение возникло значительно раньше, первоначально на землях, принадлежащих архиепископу Вологодскому и Великопермскому Варлааму. В связи с образованием (1658 году) особой епархии Вятской и Великопермской вотчинные земли архиепископа Варлаама перешли государственным крестьянам села Петровского, сожженного во время башкирского восстания 1662 – 1664 годов. Жители деревни Черемиска, так называемая «беглая черемиса», поселились, вероятно, еще раньше: в первой половине XVII века на правах «башкирских припущенников».  В частности, селение «Казанской беглой черемисы» на границе Осинского уезда с Кунгурским упоминается в царской грамоте за 1646 год. [1]Согласно Шишонско – Пермской летописи писец Михайло Кайсаров при переписи в Кунгурском уезде 1623 – 1624 годах уже насчитал в этом селении 367 черемисских юрт.

Село свое название унаследовало, вероятно, от первых поселенцев – жителей Вятской (Кировской) губернии деревни Медянки. Со второй половины XVII века окрестности реки Медянки и Телеса стали заселяться русскими очень интенсивно. После известного раскола в церкви в 1654 году многие старообрядцы бежали на восток. Местное население дружелюбно относилось к поселенцам. В те времена землями по реке Сылве владели графы Строгановы, а земли, которые не входили в их владения, принадлежали монастырям и духовным лицам. Строгановы и монастыри не сгоняли самовольно поселившихся на их землях, не преследовали за старообрядство, а записывали в свои кабальные книги. Так возникло село Медянка.

Русских колонистов привлекали сюда прежде всего природные условия, сравнительно теплый и благодатный климат, плодородные почвы, изобилие лесов, богатых зверем, дичью, медом, воском, хмелем, малонаселенность края, а главное – отсутствие властей и вообще широкая и более свободная жизнь, чем где – то в центре России. Все это, конечно, привлекало русских заселять этот край. Жить на землях, принадлежащих монастырям и духовным лицам, имеющим «обельные» грамоты, сравнительно с другими вотчинниками было легче.

Башкирское восстание 1662 – 1663 годов на некоторое время приостановило колонизацию земель в пойме реки Медянка. В это время село Медянка разделила учесть Орды и Кунгура: была выжжена, большинство населения истреблено, лишь немногие спаслись бегством и укрылось в лесах. После усмирения восстания оставшиеся в живых жители возвратились на свои прежние места и позаботились, прежде всего, о своей безопасности. «Около 1664 года были основаны острожки: Ординский, Медянский и другие». [1] 

С построением острожка (деревянной крепости) долина реки Медянка снова стала интенсивно заселяться русскими. В 1678 году из деревни Гор, что не далеко от Осы, сюда переселяются несколько семей. Вспомнил о бывшей Варлаамовской вотчине в районе реки Медянка и архиепископ Вятский и Великопермский Иона. Он, обозревая свою епархию в 1695 году, посетил Кунгур и Тохтаревскую пустынь и обратил внимание на «привольную» жизнь крестьян – жителей здешнего края. После своего отъезда епископ выслал  особого строителя и  людей для поселения их на вотчинных землях монастыря по речке Медянка, считая их, перешедшими, по наследству от архиепископа Вологодского и Великопермского Варлаама в момент отделения Пермской епархии от Вологодской в 1658 году. На первый случай были поселены семьи шести крестьянских семей: Емельки, Оськи, Юрки, Нестерка, Гришки, Сеньки. Для чего были построены два двора на речке Медянка и два над Озерками.

В 1698 году, то есть через три года после поселения монастырских крестьян на реке Медянка, через того же епископа Иона выдается владельная грамота на вотчине Тохтаревского монастыря, составляющая ранее владение жителей села Петровского (Суды), приобретенных якобы покупкой от татар верх - иренской четверти. Царской грамотой 1699 года уже удостоверялось, что Тохтаревский монастырь возник после башкирского восстания 1662 года на месте села Петровского.

Колонизация окрестностей реки Медянка русскими шла на столько быстро, что лет через 20 – 30 коренные жители – башкиры – были вынуждены жаловаться царю. Из их челобитной на имя царя от 1687 года видно, что кунгурцев, поселившихся самовольством на речке Медянка «дворов с двести, которые никакой подати не платят, земли захватили насильством». В другой челобитной (прошении) от 16 апреля 1698 года, татары,  просили царя… «А которые ныне после писца Григория АННЕНКОВА пришли вновь (т.е. после 1687 года) и поселились более тысячи дворов и тех всех переписать же и обложить нашими великого государя податями, чтоб они безданно не жили и их, кунгурцев, не оплачивали». [1]    

Дошедшие до нас грамоты свидетельствуют, что промышленники или монастыри, поселяясь на здешних местах, не брали грамот на право владения земельными участками «угодий». Они прямо «садились» на землю «не спрашивая на это разрешения». В частности; таким путем была захвачена речка Медянка братьями Тонач и Тонаш Дувановыми, которые к 1690 году  имели на речке три мельницы.

Захватив земли в районе земли Медянки, Тохтаревская пустынь стала чинить препятствия в нормальной эксплуатации мельницы, принадлежащей ясачному татарину Кураське Кучукову, который в 1695 году вынужден был обратиться за помощью к царю. В своей челобитной он излагал обиды, чинимые со стороны Тохтаревской пустыни, о насильственном и самовольном захвате земель у татар.

Вдоль речки росли населенные пункты, росла и деревня Медянка, которая в 1700 году в переписных книгах значится уже погостом, следовательно, в это время в селе имелась уже деревянная церковь: Каменная же, здание которой сохранилось до наших дней, была построена в 1784 – 1785 годах. В 1722 году центр села Медянка был обнесен деревянным рубленным острожком, очевидно, восстановленным после башкирского восстания 1708 года. Согласно переписи 1734 года в острожке значилось 197 дворов, 1217 жителей. В административном отношении к острожку принадлежали деревни Черемиска, Михино, Шарынино, Лобашево, Ключики, Асенчуково, Мезенцово, Саламатово, Паньково и Смурыги. Со временем деревянный острожек разрушился и больше не возобновлялся, с 1785 года уже не упоминается.

 Медянка с тех времен считалась большим торговым селом. С 1798 года здесь ежегодно проводилось две, а с 1875 года – по три ярмарки. Из описания Рождественской ярмарки 1888 года видно, что на ярмарке можно было купить до 9000 пудов пеньки, семени льняного и конопляного 4000 пудов, свиной щетины 50 пудов, кож 500 штук, сала 300 пудов, свечей сальных 150 пудов, мыла 300 пудов, до 10000 штук шапок, рыбы 1200 пудов, 500 штук лошадей, сундуков 300 штук, пряников до 1000 пудов и много другого товара. По количеству привозимого товара весенняя (24 мая) ярмарка Рождественской немного уступала.

Жизнь крестьян Медянского острожка была тяжелой. С самого начала заселения они попали под гнет монастыря, затем промышленников братьев Тонач и Тонаш Дувановых и местного торговца хлебом Дементия Кирякова. В бытность кунгурского воеводы Калитина они подверглись еще большим унижениям и насилию. Доведенные до озлобления медянцы совместно с жителями близлежащих селений в 1703 году вынуждены были взяться за оружие в надежде путем вооруженной борьбы добиться справедливости. Активным участником этого выступления был Тихон Печерских, житель деревни Черемиска. Около тридцати человек жителей Медянки участвовало (17 июля 1703 года) в осаде города Кунгура.

В 1708 году медянцы терпят бедствие от башкир -  бывших владельцев земли. Медянский погост был выжжен. На протяжении 250 лет жители Медянки и сопредельных селений терпели всевозможные утеснения и обиды. В 1738 году они приписываются на работы к заводам Осокина в количестве 867 душ в пропорции, в три раза превышающей данное дозволение, без указания срока окончания работ. В 1759 – 1773 годах медянцы работают на Иренском заводе. Заводчик, распоряжался, как хотел, требовал невозможного.

Весть о восстании Пугачева и приближении его войск к границам Кунгурского уезда в 1773 году медянцами воспринята весьма сочувственно и породила желание встретиться с ним и как можно скорее соединить усилия для достижения желанной мечты – владеть землей.

Стихийное возмущение и готовность к борьбе привели здесь к образованию соединений повстанцев. В короткий срок уроженцем села Медянка Иваном Наумовичем Белобородовым из жителей сел Богородского, Алтынного и других был сформирован крупный отряд, действиями которого в первые же дни после его сформирования был захват Суксунского завода. Писчик села Медянка Канон Малыгин возглавил  отдельный отряд, состоящий в основном из медянцев и ординцев. Этот отряд 30 января 1774 года в составе пугачевцев защищал Орду. Восстание было подавлено. Прекрасная жизнь атамана Ивана Наумовича оборвалась 5 сентября 1774 года в Москве на эшафоте. А командир отряда ординских и медянских казаков Канон Малыгин по приказу местного старосты был повешен на воротах своего дома.

Медянцы в силу своих возможностей боролись против насилия царских чиновников. В 1834 – 1835 годах многие из медянцев участвовали в приуральском возмущении, центром которого были деревни Байкино и Броды нынешнего Березовского района. Активными участниками этого возмущения были жители Медянки Пахтусов Прокопий, его сын Трифон и Константин Курганов. На основании определения Пермской палаты уголовного суда от 30 июля 1835 года они подвергнуты были церковному покаянию. [1]

В конце мая – начале июня 1841 года вспыхивает картофельный бунт, центром которого были Степановская, Ординская и Медянская волости. Медянцы не только протестовали против общественной посадки картофеля, но и против действий старшины Неустроева.

Темность и неграмотность вершили судьбы старого села. В этой связи хочется отметить один печальный факт: в 1840 году на сельском сходе проходили выборы сторожа. Их 76 крестьян, присутствующих на сходе, грамотных не оказалось. К приговору вместо подписей приложили свои личные печати – пальцы, это сделал и старшина Алексей Попов, председательствующий на собрании. Школы в это время в Медянке не было. Она впервые упоминается 20 мая 1857 года. В то время в ней обучалось всего 26 учеников, обучение ограничивалось изучением счета, чтения и письма.

В 1876 году в Медянской волости свирепствовала чума, а в 1884 году – тиф.

Деревянные крестьянские постройки, крытые соломой, были уделом огня. Частые пожары в конец разоряли их хозяйства.

 

Шляпники.

 

Современное село Шляпники – это крупный населенный пункт, в котором проживает более 700 жителей. Здесь находится сельский совет и центральная усадьба колхоза «Заветы Ленина».

Шляпники село сравнительно молодое, ему не более двухсот лет. Согласно данным Пермского госархива, в 1782 году Шляпники были названы селом, значит, здесь была церковь. Но через некоторое время она сгорела и вплоть до 1837 года, пока не была построена вторая Власиевская церковь, Шляпники называли деревней.

Не все ясно с названием села. Есть версия, что в 1750 – 65 годах здесь у безымянного островка поселились якобы несколько человек мастеровых по выделке головных уборов, которых в народе называли «шляпниками». Возможно, отсюда название села. А может оно возникло несколько позже, когда сюда на выселку приехал Давыд Шляпников с сыном Федором из деревни Усть – Арийская Богородской волости, и их фамилия дала название этому населенному пункту.

Кроме Шляпников из ранних поселенцев известны Лука Бабкин с сыном Александром, Петр Плюснин с сыном Федором, Игнат Сыщев и Егор Хабаров. Интересен тот факт, что до образования уездов (1781 году) деревня Шляпники входила в Кунгурский округ, в то время как окружающие ее деревни Озерки, Янчики и Ковалево относились к Осинскому округу. И первопоселенцы прибывали с севера, а не из ближайших деревень.

В 1816 году в Шляпниках было 41 двор, деревня входила в состав Ключиковской волости. Все население было приписано к Бымовскому заводу Демидова для работы на рудниках, по выжигу древесного угля и доставке руды к медеплавильной фабрике Бымовского завода. Крестьяне обязывались отработать здесь положенные уроки (задания) за мизерную плату.

В 1834 году деревня становится центром самостоятельного сельского общества, входит в состав Ординской волости. В административном подчинении у общества находились село Ключиковское, деревни Мезенцы, Подберезово, Починки, Саламаты, Терехино, Механята, Шерстобиты, Озерки и Янчики. Все население деревень так же должно было отрабатывать положенные уроки на том же Бымовском заводе. Так продолжалось до 1863 года.

Период с 1834 года по 1858 год для жителей был особенно трудным. Это касалось не только Шляпниковского общества, но и всего Кунгурского края в целом. Помимо обременительной работы на заводах Демидова на крестьян еще легли тяготы войны с Турцией. Сельские жители проявили явное недовольство своей жизнью, непосильной работой, которое росло с каждым днем. Люди покидали насиженные места, уезжал кто куда, лишь бы как – то можно было свести концы с концами.

За невыполнение положенных уроков, отказ пойти в рекруты только из Шляпниковского общества были посажены в тюрьмы и сосланы в Сибирь 17 крестьян. Среди них Гаврил Никифорович Шерстобитов, Дмитрий Семенович Попов, Артемий  Павлович Деменев и другие. Заводчики Демидовы бесцеремонно пользовались предоставленным им правом ссылать в Сибирь, отправлять на каторжные работы, зачислять вне очереди в рекруты всех «нерадивых» крестьян.

До Октябрьской революции крестьяне села Шляпники были в основном неграмотны. Сельская школа была открыта в 1860 году, в год открытия в ней обучалось всего 10 мальчиков. Для довольно уже крупной к тому времени Шляпниковской волости это было, конечно, ничтожно мало.

Шляпники – это село с героическим революционным прошлым. По зову партии Ленина крестьяне с оружием в руках встали в 1918 году на защиту завоеваний революции. К концу февраля, согласно тщательно продуманному плану захвата волостного правления, красногвардейцы явились в здание волостной управы и заявили, что берут власть в свои руки. Первым председателем ревкома стал участник штурма Зимнего дворца в Петрограде Павел Андреевич Шляпников, членами его – И.М. Степучев, Н.Е. Онохов, И.И. Чураков и И.М. Алешков, комиссаром который был ревкома.

Прошли годы, изменилось село, как изменилась и жизнь живущих в нем людей. За последние 5 – 10 лет выросли целые улицы жилых домов для колхозников добротных, благоустроенных. Построены новые магазины и клуб, производственные объекты. Год от года растут капиталовложения колхоза «Заветы Ленина» в строительство, укрепляется его материальная база. В повседневную жизнь колхозников все прочнее входят элементы городского быта.

 

Глава 49.

Среди Озерков.

 

Небольшое селения Белое Озеро, Шерстобиты и Мезенцы, Шляпники расположены среди озерков по обе стороны Бирского тракта, что на полпути между Ордой и Медянкой. Сравнительно молодые, им, возможно не более трехсот лет. Среди группы небольших безымянных озерков поселились выходцы реки Межи и Белого Озера. Первых переселенцев за неимением у них фамилий называли по месту прежнего жительства, роду занятий или прозванию. Отсюда и возникли названия вышеуказанных селений и фамилий отдельных людей.

Есть основание полагать, что Белое Озеро и Мезенцы возникли несколько ранее Шляпников и Шерстобит. Наше предположение исходит из того, что Белое озеро и Мезенцы упомянуты как населенные пункты, относящиеся к Ординскому и Медянскому острожку уже в 1734 году, деревни Шляпники и Шерстобиты не упоминаются, их или не было, или считались выселками, входили в состав первых.

Из первых известных нам жителей, поселившихся между озерков, были мастеровые по выработке мужских шляп из грубой овечьей шерсти, музыкальных инструментов. В числе первых поселенцев можно упомянуть и семью Хабара (барышника), занимающегося реализацией продукции, вырабатываемой мастеровыми. Кроме того, Хабаровы были одними из первых содержателей почтового яма (почтовой станции) на Бирском тракте. В этой связи уместно упомянуть урочище Хабаровой ямы как памятник далекого прошлого. Ямы строились через 20 – 25 верст. На территории современного Ординского района таких ям было две: Копьева и Хабарова.

Со временем вместо прозваний и в деревнях крестьянам стали присваивать фамилии. Так, Денису – сыну Шерстобита 1670 года рождения дана фамилия Шерстобитов, Мирону, сыну мастерового – Шляпников. В 1680 году в деревне Белое Озеро упоминается Осей Биринцев, в 1704 году Финаген Казарин, а в середине XVIII столетия в вышеуказанных деревнях появляются Сычевы, Плюснины и другие. У вдовы Елены в 1769 году родился сын Александр, а в 1788 – внук Михей. При крещении внуку Михею Александрову присвоили фамилию Бабин.

В 1788 году в Шляпниках уже была  часовня, содержался пономарь, с 1837 года работает церковь. С этого момента Шляпники становятся селом. До образования Осинского уезда (1797) Шляпники, Мезенцы и Шерстобиты входили в состав Ординской волости Кунгурского уезда, а деревня Белое Озеро относилась к Осинскому округу, являлась административным центром Опачевской волости. Около 1828 года Опачевское волостное управление было упразднено. Белое Озеро вошло в состав Ординской волости. В 1868 году согласно переписи в Белом Озере считалось 60 дворов, в Шляпниках – 66, Мезенцах – 31, Шерстобитах – 22 двора. За более ранний период данных о количестве жителей не сохранилось, метрики Ординской церкви полноты наличия крестьянских дворов на начало XVII века не дают.

Самостоятельное волостное правление в селе Шляпники образовалось в октябре 1866 года, которое постепенно объединило окрестные селения. Количество сельских обществ на протяжении 1868 – 1917 годов было неодинаково, колебалось от 9 до 12.

В 1860 году здесь открывается бесплатное училище министерства государственных имуществ. В год его открытия в нем обучалось 10 мальчиков, учитель – священник Николай Савелов. Окончившие училище умели читать церковные  и гражданские книги, считать до 1000, решать простые арифметические действия. 6 декабря 1872 года учителем в школе работает специально подготовленный человек – Псаломщиков, окончивший духовную семинарию. В течение 17 лет 31 ученик размещались в одной комнате. Вторую, предназначенную для училища занимал волостной писарь.

В связи с преобразованием в 1873 году училища в земское с четырехгодичным сроком обучения, комната не стала вмещать всех желающих учиться, поэтому в 1877 году выстроено новое двухэтажное здание, в котором в год его ввода обучалось 57 учеников. За счет земства содержалось два учителя, с оплатой содержания старшему Кондюрину 315 рублей в год. С устройством при школе в 1891 году ночлежного приюта количество учеников резко возросло, достигло 116 человек. В 1911 году открыто двухклассное училище с шестигодичным сроком обучения. Старшим учителем работал Петр Александрович Волкопялов, страстный борец за дело просвещения среди  крестьянского населения, отдавший воспитанию детей 28 лет, проработавший в Шляпниковской школе до глубокой старости. По достижении преклонного возраста ему назначена была  пенсия 100 рублей в год. С 1892 года в школе были открыты параллельные классы для взрослых. С 1912 года начала работать при школе народная библиотека с книжным фондом 862 книги. В год открытия ее посещали 83 читателя.

В 1906 году в волости считалось 1272 крестьянских двора, из которых 500 имели посев до 5 десятин, 499 дворов – до 10 десятин и 265 дворов – выше 10 десятин.

31 декабря в Шляпниках образовано сельскохозяйственное общество. Объединились 22 домохозяина. Общество оборудовало зерноочистительный пункт, закупило 4 жатвенных машины, оказало помощь крестьянам в уборке хлебов за скудную цену 1 рубль 20 копеек с десятины. В 1907 году приобрело сельскохозяйственную библиотеку, усиленно вело пропаганду среди крестьян за разведение клевера, что не замедлило сказаться на благосостоянии крестьянского хозяйства.

1879 год для жителей Шляпниковской волости был годом тяжелым. Около 500 десятин озимых и яровых хлебов побило градом, крестьяне понесли убытков 27400 рублей. [1]  Валовой сбор зерна в волости в 1896 году составил 533,8 тысячи пудов. Имелось рабочих лошадей 1455, коров – 2156 и молодняка крупного рогатого скота до трех лет 2120 голов.

Бывшие выходцы с Мезени и Белого Озера, края несметных рыбных богатств, они и на новом месте сохранили любовь к рыбной ловле. Но здесь не было реки, крупных озер, поэтому традиционную рыбную ловлю, единственное развлечение в то время в деревне, осуществляли лишь один раз в год. Весной за два – три дня до престольного праздника жители оповещались о начале рыбной ловли на озере. Мгновенно вся деревня приходила в необычное возбуждение. Все – и малые и старые бросают работу, спешат к озерам. Озера хотя небольшие, но чистые, вода мягкая. Рыба – караси, ее много. Попадаются до килограмма и даже более. Перекрестивши неводом озеро несколько раз, ловля кончается. Выловлено пудов 30 – 40. рыбу делят на «души» согласно мирскому приговору. Традиционная ловля рыбы продолжается до 20-х годов XX столетия.

В далеком прошлом все вышеуказанные деревни составляли одну сельскую общину. Это обстоятельство свидетельствует, что первоначально у Озерков поселились люди из одной местности, соседи или родственники. На отдельные сельские общины разделились лишь в январе 1886 года. Отдельные общины существовали до Октябрьской революции.

С первых дней Советской власти начинается перестройка старой деревни. Ноябрьский пленум 1929 года выдвинул задачу перехода к сплошной коллективизации сельского хозяйства. В деревне развернулась ожесточенная классовая борьба. В 1930 году в каждой отдельно взятой общине создаются небольшие колхозы. В вышеуказанных населенных пунктах организовались колхозы: «Большевик», «1-е Мая», «Коневод», «имени Кирова», в которых на 1 января 1936 года имелось 214 лошадей, 169 коров, 211 свиней. В колхозы объединились 370 хозяйств. Валовой сбор зерна за 1936 год составил около 10 тысяч центнеров, из которых 2500 сданы в зернопоставки.

Машинный парк в то время почти полностью отсутствовал, а ручной труд продукции давал мало, что сказывалось на заработках, благосостоянии колхозников. Заработки были весьма скромные. Кроме того, административно - хозяйственные расходы в малых хозяйствах сильно обесценивали колхозный трудодень. С целью снижения непроизводительных затрат, начиная с 1951 года, колхозы постепенно стали укрупняться путем объединения. В настоящее время на территории бывшей Шляпниковской волости имеется лишь одно хозяйство – колхоз «Заветы Ленина».

 

 

Починок Албычева.

 

Так называлась в старину деревня Березовая Гора. «Починок утреннего рассвета, мудрости и силы» - примерно такое же название было вложено в первичное его название первопоселенцами. О времени возникновения на горе среди столетних берез починка официальных данных не сохранилось. Длительное время о его существовании мало кто знал и лишь в 1649 году при очередной переписи населенных пунктов в Кунгурском крае был вписан в «посельские» книги как существующий и назван по имени его основателя – Албычева. Насчитывалось в починке в то время всего лишь два крестьянских двора, в которых проживали несколько семей.

Со слов старожилов Албычевы были выходцами из России, потомки Албыч Баскакова. Но дохристианское имя могло возникнуть и Кунгурском крае, в семье финно-угорских народов – вогулов, остяков. В далеком прошлом рождение нового человека, особенно сына, было непревзойденным счастьем для отца и матери. День рождения ребенка ждали, готовились к нему, тщательно подбирали имя, потому что верили во всемогущую силу имени, способную избавить новорожденного от злого духа. Имя Албыш в переводе означает утор, рассвет, светлый, умный. В этом имени выражалось пожелание быть всегда молодым, здоровым. И это имя перешедшее в название селения, очень удачно гармонирует с природными условиями местности.

Побывайте на месте бывшего починка, и вы убедитесь: место это прекрасно. Холмик, поросший березовым лесом, первым встречающий утреннюю зарю, ласку наступающего дня. Жаль, что первоначальному названию починка, а затем деревни, не суждено было дожить до наших дней. Жителей этой деревни интересует, как произошла смена названия. Ответ может быть только один: вечного нет ничего на земле. Даже города и те меняют свои названия. Специального постановления о смене названия, как это принято сейчас, тогда, конечно, не было. Процесс этот длился очень долго, не одну сотню лет. Длительное время в Предуралье проживали люди разных народностей, прибывшие по собственному почину и бежавшие от преследований. По соседству с починком жили башкиры, татары, манси, мари. Общаясь, они стремились понять друг друга. Естественно одни и те же слова каждый произносил по – своему, с оттенком родного языка, интеллекта, диалекта.

Для примера возьмите русско-славянское слово «гора». Оно имело два значения: первое – лес, второе – холм, пригорок. Слово «березг» означает утро, рассвет. А выражение «березовая гора» - березовая роща, лес – уже мало отличается от современного названия – березовая гора. Синонимы в ряде случаев имеют большое значение. Несколько слов о нынешней деревне.

Несмотря на свое древнее происхождение, до крупного населенного пункта она так и не выросла. В 1782 году в ней проживало всего около 300 жителей. До Октябрьской революции жители деревни были почти все неграмотны, вели примитивное сельское хозяйство. Сейчас это современная колхозная деревня, жители которой слушают радио, смотрят телевизоры.

 

Грызаны – название деревни народное.

 

Согласно преданиям старожилов деревня Грызаны название свое получила по имени первого жителя – Грызун. Оспаривать данное сообщение старожилов деревни за неимением конкретных документов очень трудно, но думается, что селение все же носит название народное, сложившееся более ста лет тому назад, а не первого жителя.

Из отрывочных документов можно заключить, что на территории современной деревни Грызаны в далеком прошлом стоял двор, принадлежащий архиепископу Вологодскому и Великопермскому Варлааму, построенный им в первой половине XVII столетия, в котором проживали дворовые доверенные люди. Недалеко от двора проживали задворные холопы. Они были тоже дворовыми. Задворными называли потому, что жили не во дворе, а за двором особыми хозяйствами, на отдельных участках земли, которые они получали от землевладельца Варлаама за оброк. В результате такого обстоятельства получалось, что в одной деревне рядом как бы проживали люди, принадлежащие двум категориям – дворовых и задворных. В одной деревне возникло по существу два общества, две группы, из которых первые, жившие во дворе, назывались варлаамовцами, вторые – замостовцами. Условия жизни групп были разные, замостовцы работали на земле церкви больше, а получали за свой труд меньше, чем дворовые.

В древней России церковь в пользовании принадлежащими ей землями была облегчена в сравнении с другими землевладельцами более широкими правами благодаря жалованным несудимым и тарханным грамотам, освобождавших духовенство от податей, повинностей и общественного суда. Главным способом приобретения церковных земель было пожалование со стороны государства.

Монастыри и служители церкви, приобретая землю, не выпускали ее из своих рук и таким образом уменьшали земельный фонд служивого люда. Черные волости также были недовольны монастырями и духовенством, лишившими их земли. Положение крестьян монастырских (оброчных) было гораздо хуже крестьян частновладельческих. Недовольство крестьян доходило до того, что «задворные» грозили смертью дворовым доверенным.

Около 1658 года вотчина в связи с выделением Пермской епархии из Вологодской от архиепископа Варлаама перешла в другие руки, но грызня между бывшими варлаамовцами и замостовцами не прекратилась, она стала традицией. Эта невежественная грызня, переходила от отцов к детям и продолжалась до самой Октябрьской революции. Вот что писал житель деревни Грызаны в газете «Пермская земская неделя» № 30 за 1914 год: «Местная молодежь делится на две партии: варлаамовцев и замостовцев. Имеются атаманы в обеих партиях. В праздник (20 июля) молодежь бала поголовно пьяная. За околицей деревни развернулась крупная драка, к счастью, дело обошлось без убийств, но проломанных голов было много». Таков был удел дореволюционного села. Пьяные атаманы – грызуны во время религиозных праздников наводили свои порядки. Народ не мог не заметить этих сельских грызунов и дал селению соответственное название.

Деревня Грызаны в 1784 году была Ординской волости Кунгурского уезда. В 1797 году в связи с образованием Осинского округа Грызаны причислены к Опачевской сотне Судинской волости.

Современное село Грызаны входит в состав Шляпниковского сельского Совета Ординского района, находится в десяти километрах от села Шляпники. Время возникновения селения не установлено. Впервые упоминается в 1651 году как деревня Варлаамова, двор бывшего архиепископа Вологодского.

Из письма Батракова Дмитрия Андреевича, краеведа поселка Шаля Свердловской области, бывшего жителя Грызан, от 17 января 1974 года явствует, что население деревни Варламовой увеличилось во второй половине XVII века. Сюда на земли, ранее принадлежащие башкиру – вотчиннику Балбекову пришли беглые раскольники Степановского Острожка (ныне село Ленск Кунгурского района), скрывающиеся от преследования царского правительства. Они поселялись рядом с поселком варлаамовцев, около озера Балбекова или Безднянского. Озеро названо так за свое непостоянство, за исторически короткий период времени оно дважды по несколько лет стояло без воды.

В официальных документах деревня у Безднянского озера упоминается в 1744 году. До образования Осинского уезда в 1782 году Грызаны входили в Осинский округ и были причислены к Опачевской сотне Судинской волости. На протяжении всей истории деревни Грызаны почтовый адрес менялся очень часто. В течение двухсотлетнего периода деревня числилась поочередно в Судинской, Опачевской, Ординской, Шляпниковской и даже Ясыльской волостях.

В 1871 году в деревне числилось 705 жителей, было всего две улицы: улица Варламятов (варлаамовцев) и Замосток, где проживали потомки беглых старообрядцев. Улица Варлаамова – это старый центр села. Здесь, на берегу озера стояла часовня. В 1893 году на средства земства была открыта школа. В год открытия школы в ней училось 19 учеников. В селении проживали широко известные сохолады. В 1909 году здесь существовало кредитное товарищество, в 1913 году – сельхозтоварищество.

 

Глава 55.

Терехино.

 

Современная деревня Терехино расположена при безымянном озере в южной части района, в20 километрахот центра. Точной даты возникновения селения не сохранилось. Впервые она упоминается в 1734 году, находилась тогда в ведении Ильинского (Ординского) острожка.

По сообщению Швецова Гаврила Степановича и некоторых других бывших жителей деревни, первым жителем здесь якобы был бастрок (внебрачный сын), воспитанник новгородского помещика по прозвищу Тереха. Так обычно называли в нашей местности новгородских переселенцев, получивших земельные поместья на Кунгуре.

По неполным выборочным данным за 1788 год в деревне Терехино было 12 крестьянских дворов, в том числе дворы Резвухина, Власова, Другова, Феденева, Глушкова, Бабкина и Бабина. Бастроковы за 1788 – 1795 годы уже не упоминаются. К 1868 году количество дворов в деревне достигло 48, в которых проживало 285 жителей. В 1928 году насчитывалось уже 95 дворов и 367 жителей.

Почтовый адрес и административные границы, начиная с 1785 года неоднократно менялись. Если в конце XVIII столетия она первоначально находилась в Кунгурском уезде, то в 1786 году была причислена к Осинскому. До октября 1866 года входила в состав Ординской волости, а с образованием Шляпниковской волости переходит туда, где и находилась до октября 1922 года.

В октябре 1922 года в Пермской губернии проводилось опытное районирование, организован Ординский район, в состав которой полностью вошла территория бывшей Шляпниковской волости. В результате этого районирования был упразднен Терехинский сельский Совет, он вошел в состав Починковского, а в мае 1954 года упразднен и Починковский, его территория вошла полностью в Шляпниковский сельсовет.

В настоящее время в Терехино имеется молочнотоварная ферма колхоза «Колос», которая на протяжении ряда лет занимает одно из первых мест среди ферм района, но были и спады. До 1962 года здесь также была птицеферма, но из – за малочисленности поголовья птицы она была ликвидирована.

 

Глава 56.

Из летописи деревни Черемиска.

 

Деревня Верх – Медянка, она же Черемиска – селение сравнительно древнее. По данным Кунгурских актов ей исполнилось 322 года. Возникла в 1662 – 1663 годах после очередного бунта башкирских феодалов. Это было его второе рождение. Первоначальное строительство населенного пункта в верховьях речки Медянка относится к 1646 – 1648 годам. Фактически же первые домики оброчных батраков марч (черемис) появились здесь на землях Солькаменского монастыря значительно раньше, еще до основания (1645 года) Тохтаревского монастыря.

Захватив в 1632 году незначительный по тому времени участок в бассейне реки Сылвы, Вознесенский монастырь приступает к его освоению и расширению. Недалеко от места слияния рек Сылвы и Ирени была основана колония, ставшая центром монастырских поселений. В 1641 году монастырь уже владел земельным участком на речке Кунгур и, продвигаясь дальше на юг, захватывает бывшие башкирские плодородные земли в районе безымянной речки. Нужно было как можно скорее эти земли освоить и заселить. Срочно требовались в большом количестве новые оброчные люди. Для вербовки новых поселенцев, наемных оброчных работников разъехались в разные стороны посланцы монастыря, а через какой – то небольшой промежуток времени на юго-западной окраине деревушки Черемиска уже стали селиться вдоль речки люди, желающие заключить договор, работать на монастырь по найму.

Приток пришельцев, желающих работать на третий сноп, быстро увеличивалось. Во время страдной поры на окраине деревушки образовались целые базары выходцев с Вятки, Чердыни и других мест. Пойма речки была выделена для поселения вновь прибывших. Им разрешалось рубить лес для жилья, давался небольшой льготный участок и срок устройство семьи, на 2 – 3 года снижался размер оброка. Согласно условию коллективного договора часть земли поймы переходит в собственность вновь прибывшим. Осенью 1642 года появились первые домики, построенные нанявшимся работать на монастырь. Это и определило название деревни Верх – Медянка. Оно образовалось от коми – удмуртского слова «меден» или «мидян», что на их языке означает» рабочий по найму». Первые медянцы действительно работали в качестве оброчных, временных работников.

Так продолжалось лет восемь, до 1648 года. С постройкой города Кунгура монастырские земли частично были отобраны. А бывшие монастырские рабочие зачислены в разряд государственных крестьян. Все желающие оставаться при своих домах наделялись землей и записывались во вновь составленные списки. Так образовалось медянское сельское общество, центр которого первоначально находился в деревне Верх – Медянке (Черемиске). Однако, старожилы инородцы, выходцы из ясачных, еще долго учитывались отдельно от госкрестьян и облагались ясаком. Медянское общество делилось на служащих сторожевых постов, госкрестьян и ясачных людей.

Согласно данным писцовой книги Дмитрия Жукова, во время переписи ясачного населения в Верх – Иренской четверти в 1673 – 1676 годов в Верх – Медянке оброчной черемисы оказалось 14 юрт. Да там же несколько ниже по речке тоже оброчной черемисы 7 юрт. Владельцы юрт все переименованы. Вот некоторые из них: Борисовы, Козобайко, Тисобайко, Бекбулатко, Кильдибековы и другие. Здесь же стояли три юрты оброчных вотяков (удмуртов): Мерлетка Темаков, Тойгиша Байболдина и Козобайка, который со временем обрусел.

Из русских, поселившихся несколько позднее, в XVIII веке, можно упомянуть Тихона Печерских, одного из руководителей крестьянского восстания в Орде 1703 году, Дубровкина Лариона, известного с 1757 года, Кулебакина Ивана, Елькиных выходцев из удмуртов.

Первые годы существования деревня Черемиска росла очень быстро. В 1812 году здесь уже имелось 98 дворов крестьян – налогоплательщиков (освобожденные от налогов учитывались отдельно).

Годы 1812 – 1834 для жителей края были очень тяжелыми. Давали всевозможные повинности. Во время Отечественной войны 1812 – 1814 годов многие ушли на войну и не вернулись. Другие, не выдержав тяжелого бремени разбежались. В результате в 1834 году в деревне Черемиска население осталось только половина – 48 дворов. Так продолжалось до отмены крепостного права – 1861 года. Отмена крепостного права на росте населения в деревне сказалась положительно. Население стало постепенно расти и в 1869 году составляло 88 дворов, 421 житель. А к 1928 году увеличилось еще  двое и составило 201 двор, 899 жителей.

Сейчас люди в Черемиске живут полнокровной жизнью, честно трудятся в комплексной бригаде колхоза имени Ленина. В частности, можно упомянуть тракториста В.М.Мосеева, его в колхозе знают все. Это добросовестный и трудолюбивый человек. На своем «Казахстане» он перевернул тысячи гектаров земли. Лидером соцсоревнования на ферме в 1983 году стала мастер машинного доения  В.Н.Пастухова, которая за год надоила 556 центнеров молока.

Шарынино.

 

Это небольшое село находится на речке Медянка – приток Телеса, в шести километрах от села Медянка. Раньше село входило в Уинский, Чернушинский, а сейчас входит в состав Ординского района. Свое название унаследовало от слова Сарыш, название этнической группы людей, относящихся к Кыпчакской родо – племенной семье, проживавшей на Ирени и Сылве в XIII веке, в период миграции с Алтая. [1]

В то время в пойме Ирени проходила караванная дорога. Она начиналась где – то далеко на востоке, в районе Ургенча, Хорезма, и заканчивалась в районе современного города Чердынь, горы Ветлан.

Благодаря наличию этого караванного пути поддерживалась оживленная торговля между Востоком и нашим Пермским краем. Из Ургенча и Хорезма на Каму, в Пермь шли высокохудожественные изделия, которые скупались пермскими народами. В обмен за проданные серебряные кубки, кувшины купцы увозили на восток и юго-запад высококачественные меха куницы, песца, бобра и других пушных зверьков.

Предание свидетельствует, что движение караванов в пути строго контролировалось «золотординцами». Существовала специальная охрана, состоящая в основном из алтайских казахов, киргизов, темсов и сарышей, которые в свободное от работы время не прочь были поискать удобного случая легкой наживы. За что местные кочевники коми прозвали их словом «сарынь» (шарынь) – ватаги (шайки, орды), орудовавшие на караванной тропе.

        Еще в середине XVII века жизнь в пойме Ирени и ее притоках в поселках и на хуторах была не безопасна. Только с возникновением острожков Ординского и Медянского жизнь стала постепенно и медленно входить в норму.

Селение известно с 1687 года, точная дата возникновения не установлена. Известно, что первыми жителями деревни были стрельцы Медянского острожка, которые в 1671 году по речке Телес несли сторожевую службу. В 1782 году в деревне Шарынино имелось 26 дворов, 90 жителей, проживали, в основном люди Медянского острожка. К 1795 году число жителей увеличилось до 300, в 1869 году до 386 человек. В 1908 году Шарынино именовалось селом, следовательно, здесь была церковь, 104 крестьянских двора и 736 жителей. Село входило в состав Медянской волости.

Из первых жителей деревни Шарынино, известных нам, можно упомянуть Дмитрия Григорьевича Новокрещенных, проживавшего здесь с 1713 года, Евтихия Павловича Завьялова, жившего с 1749 года. Осетровы и Чечушковы известны с 1794 года.

За свою длинную историю деревня не сразу называлась Шарынино (Сарынино). Она составилась из нескольких деревень (хуторков) – Осетры, Мишары, Шустики, Красноборовы и другие. Отдельные хуторки существовали довольно долго – до 1925 года. Некоторые из них сохранились и до наших дней.

Еще в середине XIX века население деревни Шарынино и окрестных селений было поголовно неграмотным. Если случалось, что нужно срочно написать письмо и отправить его по соответственному адресу, для неграмотного крестьянина дело было весьма хлопотным. Он шел до Медянского острожка искать грамотного человека и просить, возможно, стоя на коленях, например, написать сыну, отбывающему урок на Ашапском заводе, Демидова, сообщить ему, чтобы шел скорее домой увидаться с больной матерью. Такие случаи, безусловно, были не единичны.

В 1892 году в Шарынино была открыта церковно-приходская школа, в которой можно было научиться читать и немного писать. В первые годы обучалось 52 ученика.

Изменения в лучшую сторону в деле народного образования начались после революции. В 1928 году здесь уже была школа первой ступени.

В 1925 году возник Шарынинский сельсовет. В сельский Совет входили деревни Кукуй, Красноборы, Мерекаи, Осетры, Фалино. Первым председателем сельского Совета был избран Гурин Севастьян Васильевич.

С организацией колхозов появились первые тракторы, увеличилось поголовье скота. Постепенно стал приходить достаток в каждую семью.

 

Глава 60.

Михино.

 

Село Михино расположено в юго-восточной части Ординского района, входит в состав Медянского сельского Совета, а жители села являются членами укрупненного колхоза имени Ленина. Земли, занимаемые ныне колхозом, в далеком прошлом принадлежали башкирам. Иван Грозный, покорив Казанское ханство, не коснулся башкирских земель. Бывшие владельцы продолжали ими пользоваться по – прежнему. Земли у башкирской знати было много. Считали они ее не гектарами, как считают сейчас земледельцы, а целыми урочищами – от речки до болота или горы, озера и так далее. По причине изобилия земельных угодий, ведение кочевого образа жизни, земли обрабатывались в небольшом количестве, подавляющее большинство их пустовало. Но так продолжалось не долго.

Хорошие природные условия, обширные массивы плодородной почвы и наличие пушного зверя заметили русские первопроходцы. Сюда потянулись сходцы из Великого Новгорода, Вологды, Вятки и Устюга. Первоначально шли одиночки, две – три семьи. Выбрав подходящее место, селились и проживали там безвестно. Со временем колонизация башкирских земель усиливается и принимает более организованный  и захватнический характер. В середине XVII века часть земель в окрестностях современной деревни Михино захватывает Тохтаревская пустынь, а в конце XVII века архиепископ Вятский и Великопермский Иона селит своих домочадцев, не спрашивая разрешения у местной власти и согласия действительных владельцев земли.

Из челобитной татар (башкир) на имя царя от 1687 года явствует, что кунгурцев, поселившихся в окрестностях реки Медянка, проживает «дворов двести». А новые поселенцы все прибывали и прибывали, их число к 1698 году на речках Медянка и Суда уже составило более 1000 крестьянских русских дворов. Русские поселенцы в основном размещались в Медянском погосте в деревнях: Черемиска, Михино, Паньково, Смурыгах, Шарынино, Лобашево, Ключиках и Анчукова. Такой быстрый наплыв разных сходцев в окрестностях Медянки, произвольный захват земель, бесцеремонные всевозможные притеснения ясачного населения не могли не беспокоить бывших владельцев земельных угодий,  возмущение которых в 1708 году переросло в открытое, весьма крупное восстание. Во время этого восстания в числе прочих селений Кунгурского уезда была выжжена и деревня Михино, жители которой были частично истреблены, частично разбежались и спасались в лесах, пока снова не наладилась близкая к нормальной обстановка.

После подавления восстания русские, оставшиеся в живых. Постепенно стали возвращаться на свои бывшие места, пепелища и заново строиться. Одним из первых возвратившихся обратно в деревню Михино был, очевидно, Ларион Белоглазов. В 1710 году он уже жил здесь, в этом году у него родился сын максим. В 1717 году упомянут Панкрат Ладейщиков. Для предотвращения подобных грабительских налетов со стороны башкирской знати в Медянке построили деревянный острожек (небольшую крепость), набрав стрельцов, установили «огненный наряд». Из вновь поселившихся в деревне Михино крестьян, пригодных для несения караульной службы в острожке, отобрали и «поверстали» в стрельцы, дали земельный надел и льготу для устройства быта.

В 1782 году в деревне Михино считалось 17 дворов, в которых проживали люди, приписанные к Медянскому острожку, вероятно, это были бывшие стрельцы. Количество крестьянских дворов увеличивалось очень быстро. Если в 1782 году их было 17, то в 1833 году насчитывалось 57, в 1850 году имелось 84 крестьянских двора, в 1904 году в Михино крестьяне проживали в 164 дворах, 996 человек. Старейшие жители деревни Накаряковы проживали в 17 дворах, Запиваловы - в 10, Чухнины – 8, Киряковы, Климовских, Корзниковы, Смирновы и Клестовы имели по 3 – 4 двора. По одному – два дома имели Гладких, Завьяловы, Кочневы, Подосеновы, Матаковы, Решетниковы, Журмановы, Туровы, Чабины, Куликовы.

Несколько слов о Накаряковых. Они, как мне представляется, очень древние жители нашего Кунгурского края. Бывшие черемисы (мари), первоначально они проживали на речке Пут, притоке Бисерти, впадающей в Уфу. В районе современных сел Орды, Медянки и Михино проживают очень давно. В конце XVII века они проживали в пяти дворах, но в разных населенных пунктах в окрестностях Орды.

В административном отношении Михино первоначально входило в Кунгурский уезд, с 1734 по 1781 год подчинялось Красноуфимску. С образованием Осинского уезда с 1781 года причислено к последнему и входило в состав Ординского стана (района).

 Жители деревни с давнего времени отличались настойчивым трудолюбием. Даже в зимнее время они не сидели сложа руки, в большом количестве "уходили в Сибирь на золотые прииски».

Но, не смотря на наличие желания упорно трудиться, жизнь крестьян – михинцев продолжала быть тяжелой. В 1738 году крестьяне деревни Михино были приписаны к Иреченскому заводу, принадлежащему И.Осокину, на котором в течение нескольких десятков лет в принудительном порядке выполняли подсобные работы и почти ни чего не получали за свой труд. Алчность Осокина к личному обогащению не знала границ. С крестьянами, приписанными к заводу, он обращался как с крепостными. В нарушение инструкции, людей, приписанных к Салдинскому и Иреченскому заводам, он произвольно перевел на работы на Бизярский завод.

Неграмотность населения вершила гнет крестьянина. Царское правительство открывать школы в деревнях не спешило. В 1876 году михинцы обратились в Осинскую земскую уездную управу с ходатайством открыть сельское училище, но их просьба земством была отклонена. Лишь в 1891 году появилась в деревне церковно-приходская школа, в которой в 1892 – 1893 годы обучалось 47 учеников. Школа в основном содержалась на средства сельского общества. Лишь немного помогла церковь и 150 рублей в год отпускало земство. Деньги, получаемые от земства, в основном выдавались учителю.

Народ был настолько забитым, что каждое появление в деревне домашней утвари фабричного или заводского производства вызывало у людей разные толки и удивления. Длинные зимние вечера крестьяне коротали с лучиной, а местная знать – с сальной свечкой или плошкой.

Вот так жили крестьяне до революции, так выглядела деревня Михино.  

 

Глава 61.

Мерекаи.

 

Небольшая современная деревня Мерекаи находится в юго-восточной части Ординского района. По административно – территориальному делению входит в состав Медянского сельского Совета.

Селение это возникло очень давно. О времени его возникновения достоверных документов не сохранилось, но известно, что во второй половине XVII века оно существовало. Содержание названия деревни Мерекаи исходит от древнетюркского. В переводе на русский язык означает: мерек – торжество, праздник, ай – луна, месяц, святой. Отсюда можно сделать вывод, что деревня застроилась на древнем мольбище или где – то около него, месте совершения торжеств культовых обрядов, приношение жертвы для умилостивления божества луны.

Культ солнца и луны в далеком прошлом был одним из самых распространенных среди народов востока. Он особенно характерен для людей, связанных с земледельем. В этой связи достаточно вспомнить устройство татаро-башкирской мечети (храма). Одним из главных ее атрибутов был месяц (луна), изображавшийся в верхней части шпиля, обычно в четвертой фазе (четверти луны).

Жители деревни Мерекаи – это вероятные потомки некогда весьма обширного Большетелеского общества. По числу жителей население, проживавшее на территории Большого Телеса в начале XVII века, вопреки версии именитых людей Строгановых и им подобных, было значительным, хотя и не составляло крупных селений и деревень в современном понимании. Крестьянские дворы, обычно по два – три в группе, были разбросаны около речек и озер, но в целом они составляли одну татарскую общину – улус. 

Первоначальное село называлось Телес, иногда Тесле (Большой Телес). Телесцы, вернее, семья горно-алтайского племени Телес на территории Ординского и Уинского районов поселилась очень давно, более тысячи лет. Со временем миграция и ассимиляция населения многое изменили, но речка Телес до сего времени свято хранит следы былого, насельников, давших ей имя первых ее хозяев.

Однако определить величину территории, на которой, проживало общество и где проходили ее границы, было совершенно не возможно, так как члены общины селились нередко среди жителей других деревень, не входящих в данное общество. В результате такого заселения некоторые жители Большого Телеса жили в стороне от центральной усадьбы за десятки километров. Наглядным примером может послужить деревня Мезенцы Шляпниковского сельского Совета, в которой при установлении границы в 1708 году между Осинским и Кунгурским уездами проживали кунгуряки и телесцы.

До прихода в край русских здесь были все условия для раздольной жизни. Природа радовала сравнительно теплым и благодатным климатом, обильной растительностью. В дремучих лесах водилось много зверя и дичи. Пчелы обеспечивали население медом, воском. Но так продолжалось не долго.

В конце XVII столетия, в царствование Ивана Грозного и Бориса Годунова, русский народ претерпевал всевозможные притеснения и насилия от воевод. Бояр и чиновников.

Разоренные внутренними распрями и теснимые все возрастающими поборами и лихоимством тогдашних правителей крестьяне решались оставить родные места и «шли куда глаза глядят», на понравившихся землях заводили новые поселения. Так на землях Телесского общества появились новые  поселенцы.

Колонизация края в пойме рек Медянка и Телес, первоначально добровольная с согласия старожилов со временем усиливаясь, перерастает в захватническую. Сюда потянулись искатели легкой наживы, промышленники. Кроме того, московское правительство отбирало у местного населения часть земель и раздавало их в качестве поместий служивым людям. На землях татарского общества возникло новое русское село Петровское. Все это вместе взятое не в меру отягощало национальное население, вызывало их ропот, а порой и открытое возмущение. Возникают первые судебные дела.

К поземельным несогласиям  присоединилась рознь национальная и религиозная – и все это постепенно вело к обострению взаимных отношений, которые в 1662 году разразились, наконец, страшным татаро-башкирским восстанием, охватившим оба склона Урала. Восстание 1662 – 1663 годов, как и следовало, ожидать, было подавленно военной силой. В деревни Телес, Арий, Богородск) и Карши были введены царские войска. Конкретных документов, указывающих на непосредственное участие жителей Телеса на стороне восстания, также не сохранилось. Но то факт, что с подавление восстания на территорию Телеса введены были войска, что здесь длительное время (до 1681 года) проживали полковые воеводы, является косвенным свидетельством активного участия жителей этого района против «колонизаторов».

Однако закрепощение края было кратковременным. Расквартированные в Телесе, Арии, Каршах и других населенных пунктах стрельцы, служивые люди солдатского полка находились на содержании местного ясачного населения. Кроме того, чинили всевозможные утеснения и обиды, что вызвало новые протесты. В результате татарское население, живущее на этой территории, в 1708 году примыкает к башкирам и вместе с ними производит опустошение на землях, которые они считают своим с незапамятных времен. В частности, в 1708 году пострадали жители Медянского острожка, сел Судинского, Смурыч, Богородского и других русских селений.

Территория Большого Телеса за свою многовековую историю входила первоначально в состав Казанского ханства и составляла северо-восточную окраину Башкирии. После присоединения Башкирии к Москве и основания города Уфы в 1586 году, для удобства управления краем, были образованы четыре «дороги». Последние делились на «четверти». В результате такого деления население края было причислено к Осинской «дороге» верхиренской «четверти».

В 1782 году согласно данным Осинской земской управы в деревне Мерекаи числилось населения 61 ревизская душа (мужчина и женщина в возрасте до 60 лет составляли одну ревизскую душу, дети и старики не считались), 24 крестьянских двора. Люди сторожевой охраны Медянского острожка в число жителей деревни не входили, размещались на совместной жилой площади вместе с населением. Для командного состава охраны крестьяне обязывались выделять отдельные дома, квартиры. Число лиц сторожевой охраны по времени было различно. Количество устанавливалось исходя из обстановки «спокойствия». В 1873 году охранников в Мерекаях проживало 10 семейств. В периоды бурных крестьянских протестов против произвола царских чиновников и годы восстаний (1662, 1703, 1708, 1736, 1755, 1762, 1773, 1834) вводилась усиленная охрана.

До 1808 года Телесская община владела обширной территорией. По данным Пермской землеустроительной комиссии в обществе приходилось по 256,5 десятин на одну ревизскую душу. Но последние годы крестьяне землею не пользовались. Ее у них насильственно отобрали заводчики Демидов и Яковлев (Ашапский и Уинские заводы).

История жителей деревни Мерекаи тесно связана с другими татарскими селениями, а именно с жителями деревень Тойкино (Чайка), Нижний Сып и Барсаи. После крестьянского восстания 1773 – 1775 годов за участие на стороне Пугачева у многих крестьян деревни Нижний Сып земли были отобраны. Жители лишились средств существования. Мерекаевцы протягивают им руку помощи. Братьев – «беглецов» они принимают в свою деревню, помогают и строить жилье и наделяют землей. И помощь оказывалась жителям Нижнего Сыпа более 40 лет, до 1816 года.

Ничем особым деревня Мерекаи до Октябрьской революции не отличалась. Это была обычная татарская деревня с босоногими ребятишками и населением безграмотным, страдающим трахомою. Здесь не было начального училища, сведения о школе в Мерекаях проникают в печать лишь в советский период.

В 1930 году организовался небольшой колхоз. Сейчас Мерекаи – комплексная бригада крупного колхоза имени Ленина. Бригада славится мастерами высоких урожаев, замечательными животноводами.

Имеются успехи и в культурной жизни. Во многих избах есть телевизоры. В январе 1972 года сюда приезжали артисты из города Янаула Башкирской АССР

 

В 1669 году царское правительство, напуганное размахом башкирского движения 1662 – 1664 годов, в процессе которого было сожжено и разграблено большое количество сел и деревень Кунгурского уезда, с целью сдерживания башкир Иренского края в организации очередного восстания, решает расселить пленных поляков и литовцев на реке Ирени, снабдить их землею, записать в тягло…

Так, 1670 – 1672 годах на речке Малая Суда, землях, принадлежащих ранее башкирам Судинского общества, возникло небольшое селение, унаследовавшее название речки. Новые поселенцы вошли, частично, в ведомство Ильинского (Ординского) острожка и Опачевской волости. За пользование землею для личного хозяйства «чураки» обязывались нести сторожевую и ратную службу.

Термин «чура» - это далекий отголосок специфического вида рабства, связанного своим происхождением с институтом приема в родовую общину припущенников. В далеком прошлом «чураками» местные жители татары, мари и другие называли людей, принятых в свое сельское

общество, не принадлежащих к их родственной группе, «чужих», «пришлых», посторонних сыновей – пасынков.

В данном случае коренные жители края и стали называть «чурой» только что поселившихся. Именно такие лично зависимые люди, нередко даже целыми селениями, получали названия «чуры». Таким образом, у деревни образовалось два названия, официальное – Малая суда, народное – Чураки.

В деревне Малая Суда в 1782 году насчитывался 21 двор, из них 7 дворов были приписаны к Ильинскому острожку, 7 – к селу Опачевка и 7 – к Грибановскому обществу.

В 1706 году на речке Малая Суда работала одноколесная мельница, принадлежавшая Петру Пивоварову, с которой он платил оброк (налог Ф.П.) 10 алтын (30 копеек Ф. П) в год. А мелется в той мельнице в сутки по две четверти ржи (около трех центнеров).

С момента приобретения оседлости бывших пленников в нашем крае прошло более трех веков.